May 31st, 2011

команндиры и начальники, начальники и командиры

итак, моя встреча с начальством была тяжелой и напряженной. Замполит несколько раз пробегал мимо меня, каждый раз произнося "сейчас я тебя ебать буду".. В конце-концов он припер меня пузом к стенке и начал сыпать угрозами вперемешку с моралью. Он говорил мне о том, что я возомнил себя незнамо кем, что я слишком доверяю своему начальнику, что подставляю свой родной батальон. Мол, мой начальник мне никто, он за меня не отвечает, а вот они - обо мне заботятся, и если я нажрусь (вообще-то я не пью) или суну член в розетку (передаю дословно только там он матом говорил), то спросят не с моего начальника, а с командиров. Что надо меня отправить гранатометчиком в первую роту (по телефону он мне уже приказал собирать вещи), что он во мне разочарован, и теперь я хрен чего от него дождусь. Начальник штаба крепко схватил меня за плечо, ближе к шее, и посулил выбросить из окна, в случае, если такое повторится. Дальше он поставил передо мной невыполнимую задачу, и отправил гулять. Я подумал, что похоже надо линять из этого батальона. Выходные прошли на ура, если не считать туч комаров. А в понедельник снова началась жопа. Я думал-было, опять строевой смотр, поскольку мне приказали встать в строй, но нет, это инструктаж по технике безопасности. Солнце нещадно обжигало стоящих на плацу солдат, и я удивился совпадению - в прошлый раз инструктаж проводился в конце ноября, в страшный мороз, где-то минус тридцать. А сейчас 50 градусов на солнце, и не знаю, сколько в тени. Солдаты начали падать в обмороки от перегрева. Командир очень интересно об этом выразился. Он заявил, что солдаты не ходят на физкультуру, и поэтому слабые. Вот если бы ходили, то не падали. Лично я подозреваю, что они просто не спали и страшно устали. Потому и сил никаких нет. Вечером меня по телефону вызвали на поверку. Хорошо, что не по аське. Комаров были тучи. Мы тренировались перед строевым смотром, который будут во вторник. Страдали фигней где-то час, потом браво промаршировали по плацу и разошлись. Я поинтересовался, не появились ли вещи для смотра - плащ-палатки, котелки и прочая ерундистика. Мне ответили, что нету. Я покивал и пошел обратно на работу. На работе свои авралы. Надо делать приказ о закреплении техники. Вбить каждый танк, каждую гаубицу, каждую машину, и написать, кто у них хозяин на будущие месяцы. Начал я это еще утром. Закончил в половине четвертого утра. Завалился спать и проспал аж целых три часа. перед сном успел подшиться, зашить дырку на штанах (колючая проволока, етить ее), немного навести порядок. В 8 часов утра, когда я сосредоточенно начищал берцы, мне позвонили и сказали, чтобы я бежал получать оружие. И я побежал. Получил оружие, почти без труда, взял вещмешок, противогаз, и вышел на улицу, где встал в строй. Позавтракать, увы, не успел. Было еще жарче, чем в понедельник, но пить, как ни странно, не хотелось. Ко мне подошел мой командир взвода - прапорщик, и осмотрел меня с ног до головы. Я улыбнулся гладко выбритой физиономией, но этого было мало. Бирка на моем противогазе должна быть обтянута зеленым скотчем, надо понимать, для маскировки. Сейчас проверяющий заметит, что у всех бирки зеленые, а

командиры и начальники, начальники и командиры-2

когда набираю длинное чсообщение, браузер начинает сильно тормозить. Так что разбиваю на два.
короче, бирка у меня была белая, и это было не единственное мое преступление. Оказывается, в эту ночь командир успел все получить, и у всех, ну, то есть, почти всех, все было. На меня начали наезжать кубанские дембеля, что, мол, я спал, а они всю ночь пахали, а теперь из-за меня весь их труд псу под хвост. Когда я им сказал, что лег на рассвете, самый наглый из них заявил, будто он лег в полшестого, а встал в шесть. Думаю, врал.
Короче, энное количество человек боялись, что их пошлют на марш-бросок и заранее обвиняли меня в этом. Хорошо хоть превентивные удары не наносили. Короче, проверка из округа не приехала. Нас осмотрели офицеры управления, придравшись к чему уогдно, но только не к моему вещмешку и биркам. Проверяли подшиву, проверяли целостность противогазов, смотрели чистоту формы. Везде я был на высоте. Дальше полчаса торжественного марша и все.

Офицеры

заходит ко мне офицер и говорит - "сделай мне ксерокопию".
- Бумаги нет.
- да заебал, сделай.
(открываю приемник копира - там пусто, смотрю на офицера вопросительным взглядом)
- что ты на меня смотришь? - иди ищи.